Сергей Васильевич Рахманинов

(20 марта 1873 г., Онег или Семёново, Новгородская губерния — 28 марта 1943 г., Беверли-Хиллз, США)

Концерт №1 для фортепиано с оркестром
Всенощное бдение. Op. 37. All Night Vigil
Концерт №1 для фортепиано с оркестром fis-moll. Op.1
Всенощное бдение. Op. 37. All Night Vigil
Всенощное бдение. Op. 37. All Night Vigil
Всенощное бдение. Op. 37. All Night Vigil
Концерт №2 для фортепиано с оркестром. Op.18
Вокализ
Концерт №2 для фортепиано с оркестром
Концерт №2 для фортепиано с оркестром. Op.18
Сергей Васильевич Рахманинов родился в дворянской семье. Долгое время местом рождения считалось имение его родителей Онег, недалеко от Великого Новгорода, но исследования последних лет называют усадьбу Семёново Старорусского уезда Новгородской губернии.

Отец композитора, Василий Аркадьевич (1841―1916), происходил из дворян Тамбовской губернии. Семейное предание ведёт происхождение рода Рахманиновых от «внука молдавского господаря Стефана Великого» Василия, прозванного Рахманиным. Мать, Любовь Петровна (урождённая Бутакова) ― дочь директора Аракчеевского кадетского корпуса генерала П. И. Бутакова. Дед композитора по отцовской линии, Аркадий Александрович, был музыкантом, учился игре на фортепиано у Джона Филда и выступал с концертами в Тамбове, Москве и Петербурге. Сохранились романсы и фортепианные пьесы его сочинения, в том числе «Прощальный галоп 1869-му году» для фортепиано в четыре руки. Отец Рахманинова тоже был музыкально одарённым человеком, но музицировал только любительски.

Интерес С. В. Рахманинова к музыке обнаружился в раннем детстве. Первые уроки игры на фортепиано дала ему мать, затем была приглашена учительница музыки А. Д. Орнатская. При её поддержке осенью 1882 года Рахманинов поступил на младшее отделение Санкт-Петербургской консерватории в класс В. В. Демянского. Обучение в Петербургской консерватории шло плохо, так как Рахманинов часто прогуливал занятия, поэтому на семейном совете мальчика было решено перевезти в Москву и поселить в частном пансионе известного музыкального педагога, профессора Московской консерватории Н. С. Зверева. Так осенью 1885 года Рахманинов переехал в Москву в пансион и одновременно был принят на третий курс младшего отделения Московской консерватории по классу профессора Зверева. В пансионе Зверева царила строгая дисциплина: ученики должны были заниматься по шесть часов в день. Обязательным было посещение оперных спектаклей и ансамблевое музицирование, в том числе на нескольких роялях. Четыре года провёл Рахманинов в пансионе Зверева (где в разные годы также жили пианисты А. И. Зилоти, К. Н. Игумнов, Ф. Ф. Кенеман, Л. А. Максимов, М. Л. Пресман, А. Н. Корещенко). Здесь же в возрасте 13 лет Рахманинов был представлен Петру Ильичу Чайковскому. Однако спустя четыре года между Рахманиновым и Зверевым произошла ссора, Рахманинов покинул пансион, но остался в Москве, где его приютили родственники — Сатины, на дочери которых, тоже пианистке, он впоследствии женился.

В 1888 году Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в фортепианном классе своего двоюродного брата А. И. Зилоти, а спустя год под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского начал изучать композицию.

В возрасте 19 лет Рахманинов с большой золотой медалью окончил консерваторию как пианист и как композитор. Уже в консерватории он получил известность среди московской публики. Во время обучения в консерватории им уже были написаны Первый фортепианный концерт, ряд романсов и пьесы для фортепиано, в том числе Прелюдия до-диез минор (op.3 № 2), которая позднее стала одним из наиболее известных произведений Рахманинова. Дипломной работой стала первая опера Рахманинова — «Алеко», написанная по произведению А. С. Пушкина «Цыганы». Опера очень понравилась П. И. Чайковскому, по его настоянию опера была поставлена в само́м Большом театре, и он даже хлопотал о её включении в репертуар Большого театра вместе со своей оперой «Иоланта», но вскоре Чайковский неожиданно заболел и скончался, и его замысел не был осуществлён.


Рахманинов в зрелом возрасте.

В возрасте 20 лет, ради заработка, Рахманинов стал преподавателем в московском Мариинском, а затем в Елизаветинском и Екатерининском женских институтах. Рахманинов также начал давать частные уроки, которые, впрочем, очень не любил. В 24 года Рахманинов, по приглашению Саввы Мамонтова, стал вторым дирижёром Московской русской частной оперы, где работал всего в течение одного сезона, однако успел внести заметный творческий вклад и прославился как дирижёр. Там же стали друзьями Рахманинов и Фёдор Шаляпин. Рахманинов решил покинуть театр, чтобы сосредоточиться на композиции.

Рахманинов рано, ещё учась в Московской консерватории, приобрёл известность как композитор, пианист и дирижёр. Он был обожаем московской публикой. Однако его успешная карьера была прервана 15 марта 1897 года неудачной премьерой Первой симфонии в Петербурге. Композитор А. К. Глазунов тогда загорелся идеей познакомить столицу с музыкой молодого московского таланта, но премьера окончилась полным провалом, как из-за некачественного исполнения дирижёром (Глазунов был неопытным), так и — главным образом — из-за новаторской сущности музыки, не понятой ни самим Глазуновым, ни петербургской публикой.[8]. Рецензии были разгромными. Цезарь Кюи, к примеру, написал в своей рецензии, что «если бы в аду была консерватория, Рахманинов, несомненно, был бы в ней первым учеником». Особенно огорчил Рахманинова отрицательный отзыв Н. А. Римского-Корсакова, с которым он познакомился в Московской русской частной опере и чьё мнение очень ценил. Провал послужил причиной глубокой депрессии Рахманинова. «Я был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись и голова, и руки…», — так описывал Рахманинов своё состояние. В течение более чем трёх лет в 1897—1901 годах Рахманинов почти ничего не сочинял, большую часть времени проводил лёжа в своей комнате на кушетке, отлучаясь из дома только для частных уроков. Лишь с помощью известного врача-гипнотизёра доктора Н. В. Даля он смог преодолеть творческий кризис.

В 1901 году закончил свой Второй фортепианный концерт, создание которого ознаменовало выход Рахманинова из кризиса и одновременно — вступление в следующий, зрелый период творчества. Вскоре он принял приглашение занять место дирижёра в московском Большом театре, где два сезона дирижировал весь русский оперный репертуар (иностранный репертуар шёл под управлением главного дирижёра Большого театра — И. К. Альтани). После этого, решив снова полностью посвятить себя композиции, Рахманинов оставил Большой театр и, совершив в 1906 году путешествие по Италии, на три года поселился в Дрездене, где плодотворно сочинял. В 1909 году Рахманинов совершил большое концертное турне по Америке и Канаде, выступая как пианист и дирижёр. В том же 1909 году был написан Третий фортепианный концерт.

В 1911 году Рахманинов, находясь в Киеве, по просьбе своего друга и коллеги А. В. Оссовского прослушал молодую певицу Ксению Держинскую, вполне оценив её талант; затем он сыграл большую роль в становлении оперной карьеры этой знаменитой певицы.

До революции Рахманинов много сочинял и часто выступал в Москве. Большой популярностью пользовались концерты, организуемые А. И. Зилоти, на которых часто дирижировал Рахманинов. Много занимался он и делами Российского музыкального издательства, художественный совет которого возглавлял.

Вскоре после революции 1917 года в России Рахманинов воспользовался неожиданно пришедшим из Швеции предложением выступить на концерте в Стокгольме и в конце 1917 года вместе с женой Натальей Александровной (урождённой Сатиной; из рода Рюриковичей, утративших княжеский титул; приходилась композитору двоюродной сестрой по отцу) и дочерьми Ириной и Татьяной покинул Россию, практически без средств, оставив всё своё имущество.
ть на концерте в Стокгольме и в конце 1917 года вместе с женой Натальей Александровной (урождённой Сатиной; из рода Рюриковичей, утративших княжеский титул; приходилась композитору двоюродной сестрой по отцу) и дочерьми Ириной и Татьяной покинул Россию, практически без средств, оставив всё своё имущество.

Рахманинов в жизни.
По воспоминаниям друга Рахманинова А. Ф. Гедике, знавшего композитора ещё со времён учёбы в Московской консерватории и вплоть до его эмиграции, Рахманинов был человеком правдивым и скромным, никогда не лгал и никогда ничем не хвастал. Также он был очень аккуратным и точным, поддерживал идеальный порядок в своём кабинете, никогда не опаздывал, и в других ценил эти качества. Любил заранее надолго составлять расписание своих работ и очень страдал, если приходилось нарушать планы. Всякая творческая заминка очень быстро приводила Рахманинова к потере веры в себя, у него появлялась навязчивая мысль, что он уже никогда в жизни не сможет сочинить ничего достойного, и от этого он быстро впадал в депрессию. В целом Рахманинов был склонен к пессимистичному мрачному настроению, и оно бывало у него значительно чаще, нежели жизнерадостное. Рахманинов в молодости никогда серьёзно не болел, но зато был чрезвычайно мнителен и часто полагал, что заболевает какой-нибудь тяжёлой болезнью. Если врачам удавалось переубедить его, он становился весёлым и радостным, но лишь до следующего приступа мнительности. В моменты же хорошего расположения духа Рахманинов был бодр и весел, но всё же всегда сдержан и никогда не бывал суетлив. Он отличался тонким юмором и огромной наблюдательностью.

Начинал сочинять Рахманинов в основном с утра, если работа шла хорошо, часто засиживался до вечера, но работать ночью не любил. Если работа не шла, настроение Рахманинова резко портилось, он мог отложить или вообще бросить произведение. На фортепиано Рахманинов занимался нерегулярно и очень немного, в основном потому, что всё давалось ему на инструменте удивительно легко. Если играл 1 час в день, то 40 минут занимался упражнениями и лишь 20 минут играл произведения. Дома, в отличие от концертов, любил играть негромко, вслушиваясь в каждый звук, как бы «прощупывая» исполняемое. Много раз поражала друзей Рахманинова его невероятная музыкальная память: услышав большое симфоническое произведение всего один-два раза, он запоминал его почти наизусть и помнил потом ещё очень долго.

Гости у Рахманинова бывали редко, в основном он общался с многочисленной роднёй жены, семья жила очень дружно. Из товарищей у него (нечасто) бывали: М. А. Слонов, Н. С. Морозов, Н. Г. Струве, А. А. Брандуков, Н. К. Метнер, Ю. Э. Конюс, А. Б. Гольденвейзер, А. Ф. Гедике. Лишь изредка Рахманинов выезжал на симфонические концерты и ещё реже в театр. Лето проводил в Тамбовской губернии в имении Сатиных — Ивановке, которое очень любил и потом выкупил у тестя. Имением занимался много, не жалея сил и средств, любил вникать в хозяйственные вопросы и организовывать хозяйство, приобретал для сельскохозяйственных работ новейшую технику.

Организаторский талант Рахманинова ещё ярче проявился, когда он, по просьбе своего друга, С. А. Кусевицкого, возглавил художественный совет Российского музыкального издательства, которое постепенно привёл к всемирной известности, несмотря на огромную конкуренцию и в России, и за рубежом.

Рахманинов очень любил церковное пение, часто даже зимой он вставал в семь часов утра и, наняв извозчика, ехал на церковную службу, чаще всего в Андроньев монастырь на Таганке. Также Рахманинов любил цыганское пение, иногда засиживался до ночи в ресторанах «Яр» или «Стрельна». От этого по Москве поползли слухи, что Рахманинов — кутила, но это не соответствовало действительности. От закрытого образа жизни Рахманинова также произошёл слух, что он много пьёт, но, по утверждению семьи и друзей, это тоже было неправдой.

Разговаривал Рахманинов густым низким басом, негромко и неторопливо. Очень любил быстро ездить на автомобиле.

В тяжёлые годы гражданской войны Рахманинов много помогал своим друзьям и знакомым. Некоторых его продуктовые посылки просто спасали от голода.

В эмиграции.

В середине января 1918 года, выехав из России, Рахманинов отправился через Мальмё в Копенгаген. 15 февраля он впервые выступил в Копенгагене, где сыграл свой Второй концерт с дирижёром Георгом Хёэбергом[12]. Поняв, что не сможет сейчас заняться композицией, и что сможет заработать средства только как пианист, начал усиленно тренироваться на фортепиано. До конца сезона Рахманинов выступил в одиннадцати симфонических и камерных концертах, что дало ему возможность расплатиться с долгами.

Вернув себе славу в Европе, 1 ноября 1918 года Рахманинов вместе с семьёй отплыл из Норвегии в Нью-Йорк, где был встречен с огромным интересом. Начав бурную концертную деятельность в США как пианист, Рахманинов не прекращал её вплоть до своей смерти, давая по многу десятков концертов за сезон. Популярность Рахманинова как пианиста была огромной. Практически с самого его приезда и до последних дней за ним ходили толпы репортёров, папарацци пускались на невообразимые ухищрения, чтобы сделать снимки Рахманинова, хотя внимание к себе он не любил, и репортёры немало ему досаждали, подчас выводя из себя. Чтобы скрыться от излишнего внимания во время гастролей по Америке, Рахманинов одно время даже жил в персональном железнодорожном вагоне вместо отелей.

Вплоть до 1926 года Рахманинов не писал значительных произведений. Творческий кризис, таким образом, продолжался около 10 лет. Многие знакомые связывают это с глубокой тоской по родине, которую он ощущал. Рахманинов, несмотря на славу и разные многочисленные приглашения, общался в основном в среде русских эмигрантов, окружил себя русскими друзьями и русской прислугой, предметами, напоминавшими о родине. По воспоминаниям родственников, только общаясь с русскими он был весел и доволен. За все годы в эмиграции у Рахманинова почти не было друзей-иностранцев, одним из немногих исключений был Фредерик Стейнвей — глава фирмы «Стейнвей и сыновья», производитель роялей.

Лишь в 1926—1927 годах появляются новые произведения: Четвёртый концерт и три русские песни. В течение жизни за рубежом (1918—1943 гг.) Рахманинов создал всего 6 произведений, которые однако принадлежат к вершинам русской и мировой музыки.

Живя и выступая в основном в США, с 1930 по 1940 год Рахманинов много времени проводил и в Швейцарии, где построил роскошную виллу «Сенар» с большим садом и с видом на Фирвальдштетское озеро и гору Пилатус.. В это время Рахманинов часто гастролировал по Европе. Выступал с концертами на люцернском фестивале. Вскоре был признан одним из величайших пианистов своей эпохи и крупнейшим дирижёром, хотя дирижировал не часто.

В 1941 году закончил своё последнее произведение, многими признанное как величайшее его создание, — Симфонические танцы. Это произведение было самым любимым и для самого Рахманинова.

Хотя Рахманинов терпеть не мог советскую власть и тосковал по утраченной старой России, известие о нападении Германии на СССР произвело на него огромное впечатление. В годы Великой Отечественной войны, охваченный почти паникой за судьбу родины, он дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых направил в фонд Красной армии и советовал всем русским эмигрантам тоже внести свой вклад. Денежный сбор от одного из своих концертов передал в Фонд обороны СССР со словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу». Известно, что на деньги композитора был построен для нужд армии боевой самолёт. По некоторым данным, Рахманинов даже ходил в советское посольство, хотел поехать на родину незадолго до смерти.

Сергей Васильевич много курил, почти не выпускал изо рта сигарету. Настигшее его на склоне лет в США онкологическое заболевание (меланома) его внук Александр Рахманинов, основатель Фонда С. В. Рахманинова, связывает с этой привычкой. Сам Рахманинов не подозревал о своём заболевании. Последний свой концерт Рахманинов дал всего за шесть недель до смерти.

Рахманинов умер 28 марта 1943 года в Беверли-Хиллз, штат Калифорния, США, не дожив три дня до своего 70-го дня рождения. Похоронен на кладбище Кенсико. В своем завещании Сергей Рахманинов распорядился похоронить его в Нью-Йорке рядом с женой и дочерью. Об этом праправнучка композитора Сюзан-София Волконская-Ванамэкер напомнила корреспонденту Радио Свобода.
ор. 1 — Концерт для фортепиано с оркестром № 1 (1890)
ор. 2 — Две пьесы для виолончели и фортепиано (1890)
ор. 3 — Пьесы-фантазии для фортепиано (1892)
op. 4 — Романсы (1892)
ор. 5 — Сюита № 1 для двух фортепиано (1893)
ор. 6 — Две пьесы для скрипки и фортепиано (1893)
ор. 7 — Симфоническая фантазия «Утёс» (1893)
ор. 8 — Романсы (1894)
ор. 9 — Элегическое трио № 2 для скрипки, виолончели и фортепиано (1893)
ор. 10 — Салонные пьесы для фортепиано (1894)
ор. 11 — Шесть пьес для фортепиано в четыре руки
ор. 12 — Цыганское каприччио (1895)
ор. 13 — Симфония № 1 (1895)
ор. 14 — Романсы (1897)
ор. 15 — Шесть хоров для женских или детских голосов (1897)
ор. 16 — Музыкальные моменты для фортепиано (1897)
ор. 17 — Сюита № 2 для двух фортепиано (1900)
ор. 18 — Концерт для фортепиано с оркестром № 2 (1900)
ор. 19 — Соната для виолончели и фортепиано соль минор (1901)
ор. 20 — Кантата «Весна» (1901)
ор. 21 — Романсы (1902)
ор. 22 — Вариации на тему Шопена (1902)
ор. 23 — Прелюдии для фортепиано (1903)
ор. 24 — Опера «Скупой Рыцарь» (1903)
ор. 25 — Опера «Франческа да Римини» (1904)
ор. 26 — Романсы (1907)
ор. 27 — Симфония № 2 (1907)
ор. 28 — Соната № 1 для фортепиано (1907)
ор. 29 — Симфоническая поэма «Остров мёртвых» (1908)
ор. 30 — Концерт для фортепиано с оркестром № 3 (1909)
ор. 31 — Литургия св. Иоанна Златоуста (1911)
ор. 32 — Прелюдии для фортепиано (1910)
ор. 33 — Этюды-картины для фортепиано (1911)
ор. 34 — Романсы (1911)
ор. 35 — Поэма «Колокола» для хора, солистов и оркестра (1913)
ор. 36 — Соната № 2 для фортепиано (1913)
ор. 37 — Всенощное бдение (1915)
ор. 38 — Шесть стихотворений для голоса и фортепиано (1916)
ор. 39 — Этюды-картины (1917)
ор. 40 — Концерт для фортепиано с оркестром № 4 (1927)
ор. 41 — Три русские песни для хора и оркестра (1928)
ор. 42 — Вариации на тему Корелли для фортепиано (1929)
ор. 43 — Рапсодия на тему Паганини для фортепиано с оркестром (1935)
ор. 44 — Симфония № 3 (1937)
ор. 45 — Симфонические танцы (1941)


Произведения без опуса:

Элегическое трио № 1 для скрипки, виолончели и фортепиано (1891)
Симфоническая поэма «Князь Ростислав» (на сюжет баллады А. К. Толстого) (1891)
Опера «Алеко» (1892)
2 струнных квартета (1889, 1896)
Хор «Пантелей-целитель» (1899)
Хор «В молитвах неусыпающую Богородицу» (1893)
Фуга d-moll (1891)
Сюита для оркестра d-moll (1891)
Фортепианные пьесы и транскрипции, среди которых:
Бизе-Рахманинов, Менуэт из «Арлезианки»
Крейслер-Рахманинов, «Муки любви»
Крейслер-Рахманинов, «Радость любви»
Шуберт-Рахманинов, «Куда»
Римский-Корсаков-Рахманинов, «Полёт шмеля»
Гимн Америки